• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:08 

вивиан дамор блок
милые, еще один трындец в нашу копилочку:

Вспомню ли о тебе,
Юная недотрога. --
Вновь начинаю петь:
Што ж ты бля так жестока?

Не подпускаешь кы ах ты ж, мамин йожинька, "не подпускаешь кы телу"....
Телу (мозгов-то нету)
Меня, да и всех других, --
Ни петтингу, ни минету.

Плачу вот и дрочу. -
Што же ты тварь такая? -
Хоть бы чуть-чуть, чуть-чуть...

Сперма с руки стекает.

я это даже комментировать не в силах, простите, но вивиан сегодня стекает пацтол как сперма с руки аффтара

авторство принадлежит некоему Аксолотль, и я бы убилакого-нибудь за ассоциацию с кортасаровским рассказом

@темы: троллоло, чужое

17:05 

Понравилось очень.

kiyomori
Я люблю мир таким, какой он нет
модератор: объявляется конкурс на лучший простеб акации

Пишет демодок:

Романтика и прагматика, или
Воспоминание о срубленной акации

Я умер. Теперь мне осталось фактически сдохнуть
и стать несомненным источником трупного яда. - модератор: товарищи, это ж капец!1111
...А вы наблюдали, как ветви акации сохнут
и молят древесного бога: «Не надо, не надо!»?

Акация тоже разумна. И мыслила тоже, модератор: представил себе разумную акацию, бьюсь в истерике
древесных богов вопрошая: «Откуда я? Где я?».
Но с каждой весною стручки — всё короче и тоньше,
и даже от самого их зарожденья — желтее.

Древесные боги смущённо роняли улыбки:
«Мы все совершаем ошибки в начале пути!».
Акация мыслила — это и было ошибкой!
Росла не туда, куда ей надлежало расти.

Досадовали и сердились древесные боги,
шутя и не в шутку грозили ножом и огнём.
Акация не поддавалась. Росла. Но в итоге —
обрезаны ветви над ей наклонённым плетнём!

От трупного яда все веточки не излечить:
мертвы, но растут. Нет судьбы для акации злее!
И боги решили: «Акацию надо срубить
и сжечь на костре... Нет — в печи! Чтобы стало теплее».
запись создана: 10.08.2011 в 16:32

@темы: чужое, троллоло

08:39 

вивиан дамор блок
Не нужно встречаться.
Правда.
Ты уж поверь.
Мне тяжко даже с собой, ни к чему другие.
Ты как себе это видишь?
Я вижу две
щебечущие за чаем большие гири.

Ты греешь мои кошмарные ноябри
инъекциями эмоций,
цветом акаций.
Но вне наших текстов нам не о чем говорить,
поэтому лучше и не пересекаться.

А байки о том, как время ты коротал
над белой степью листа,
и о том, как стать становится старостью,
и о том, как устал.
О том, как мы дышим в такт и думаем в такт,
мне незачем слушать, брат.
Я знаю и так.

Диана Сидерос

@темы: читать и восхищаться, чужое

23:03 

Рад приветствовать!

kiyomori
Я люблю мир таким, какой он нет
Хорошее сообщество, моему Мурчательству в нём уютно. И принимать участие хочется. Мой собственный свалкообразный дайрик состоит из стихов чуть менее, чем полностью, так что - буду делиться.
Для затравки - ну, хоть вот этим:

Лето снова прошло так скоро.
Достаём свитера и зонтик...
Дождь тихонько смывает город
С тёмно-серого горизонта.

Дождь о чём-то ушедшем плачет,
И о чём-то небывшем шепчет.
Лето кончилось, это значит -
Будет петь и прощаться легче.

Будет ездить в метро уютней,
Будет чаще хотеться чаю...
Для тебя я забуду будни?
Если честно - не обещаю.

Скоро осень тоской прольётся,
Как мне спорить с её гипнозом...
Будем тихо шалеть без солнца,
И писать непременно прозу,

И варенье варить "минутку",
И ловить жёлтый листик в руку,.
И в дожде ледяном и жутком
Безнадёжно терять друг друга...

@темы: свое

21:51 

вивиан дамор блок
Петроградка бесснежна, нечего ждать и пора в Тамбов.
Прислонившись к стеклу в коридоре, смотреть вперёд,
думать глупое: что бы смог сделать Бог,
если бы это мой сейчас наступил черёд?
Забывать как зовут попутчицу через раз
и не помнить вообще, ноябрь сейчас или март.
- А вы тоже думаете, что сделаны из ребра?
- А представляете, как ей наскучил Эдемский сад?
Потерять нить беседы, в тамбуре покурить,
в темноте разглядеть последнее северное село.
- Это, - скажет попутчица, - железнодорожное поппури
за окном вас тоже, видимо, заебло?
Я, - скажет, - мотаюсь раз восемь в год
и даже не думайте спрашивать, почему -
не ваше дело. - Вздрогнет, замолкнет и отойдёт
в конец вагона: наверно, звонить ему.
За это время честнее всего уснуть и
весь следующий день до прибытия промолчать.
...Но тоска ещё на Московском легла на грудь
намертво, будто гербовая печать.

Тиу

@темы: читать и восхищаться, чужое

21:49 

вивиан дамор блок
Перекличка с утра, а до этого — чашка чая плюс желанье лечь звездой и уже не встать.
Корабельников, Милославский, Литов, Нечаев, Нигижинский, ну, да, и Прохоров — на местах.
Остальные придут чуть позже, у них там допы по истории, по чему-нибудь-там-еще.
Впереди целый день, работы еще с Акрополь, время тянется, время через тебя течет.

До ЕГЭ еще целый месяц, потом все лето можно будет смотреть, как солнце идет в зенит.
А пока проверяешь правильность их ответов и от всей этой чуши даже в ушах фонит.
Тут хорош только Прохоров — местный подпольный гений; он серьезен как Авиценна и полицай.
Да, и вправду хорош, и это твоя проблема — жаль, конечно, но это бестолку отрицать.

Он не то что бы стал великой какой напастью, просто тонок, светловолос и вполне красив.
И ты смотришь, но он не видит (пожалуй, к счастью) что у тебя почти не осталось сил.
Смотришь — и что-то щелкает между ребер, где-то на фоне слышится тихий звон.
Мальчик. Ресницы. Линии рук и бедер. Острые плечи. Светел, смешлив, умен.

Успокойся, ты даже Гумберт — и тот хреновый, зато получился сдержанный педагог.
Если ты сдержишься, ангел замолвит слово, и на тебя посмотрит чуть мягче Бог.
Он же закончит скоро. Ума и силы будет в нем столько, что просто тушите свет.
Педофилия — это статья, Корнилов.
Детке семнадцать.
Есть аргументы?
Нет.

Сидхётт

@темы: читать и восхищаться, чужое

21:48 

вивиан дамор блок
На самом деле, мне нравилась только ты,
Мой идеал и моё мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
И это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
Порхаешь между Орсе и Прадо,
Я, можно сказать, собрал тебя по частям -
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
Третья умеет всё принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая во мне -
Вместе больше не попадалось.
Одна как ты, с лица отдувает прядь,
Другая вечно ключи теряет.
А что, я ни разу не мог в одно это всё собрать?
Так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
Допустила меня раза три через все препоны,
Осталась тут, воплотясь во все живые цветы
И все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
Подмены сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а Роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая.

Дмитрий Быков

@темы: читать и восхищаться, чужое

21:38 

вивиан дамор блок
ну что ж, начнем, пожалуй:

x-place

через триста лет покинутый город становится диким парком,
в шесть утра уцелевшие окна целуют последние холода.
истончаются улицы и дрожат, будто нити в руках у безумной парки.
голос вплетен в помехи, ветер в обвисшие провода.
до запретных земель добираются дети, им нравится страшное и большое:
черные дыры, бесплотные тени, невидимые корабли, -
а там ничего: только шепот и только шорох,
только музыка из-под земли.
только заросшая лестница, разбитый дверной проем;
лето придет навсегда и к полуночи не остынет.
всякий твой путь отныне приводит в мою пустыню,
к желтым морям одуванчиков, островам полыни,
легкое сердце мое...

и когда на улицы ляжет вечер неподвижный и голубой,
под твоими ногами мои расцветут следы,
допотопный приемник захлебнется собственным шумом,
подожди: я хочу говорить с тобой, я уже говорю с тобой,
плоть от плоти растресканного асфальта,
кровь дождевой воды,
послушай меня,
придумай...

я хочу говорить с тобой под раскрытым небом, рука в руке,
в небывалое время суток, при меняющейся погоде,
и плевать, что мой город звучит на твоем языке
нехорошо: "не ходи сюда" - или как-то вроде...

и вот еще одно, мимо которого не проходится:

в жаркую землю летом толкались посохи,
звезды текли дорогами птичьих стай.
долго ходил по болоту как посуху?
а вот теперь - летай!
жди на пустых полях голубых проталин,
в небе всю зиму темно - не видать ни зги.
знаешь, как сделать, чтобы твой дом летал?
сожги.

спрятано под снегами, а до сих пор болит,
сажей рисует по белому пройденную версту.
летом мещерские девочки щурились в выгоревший зенит,
и были глаза их - как ягоды, прозрачные на свету.
ветер одних загонял под крыши, другим - пел,
нес над кронами и над кровлями красный горячий сон.
в нежилых домах по углам собирался пепел,
в уголках глаз - соль.

что отжило - засыпано этой солью,
не стирать белья, со стола не сметать крох -
не поет вода, никого не хранит осока,
никого не ловит за щиколотки мокрый мох.
все равно зима, над землей долго стоят льды.
по утрам так сонно, не разлепить век.
это был дом.
дом, а потом дым.
а потом снег.

автор

@темы: читать и восхищаться, чужое

Стихи для маленькой Ло

главная